г. Алматы, 050012 ул. Жамбыла 114/85, офис 227/1

Мы – не рабы, рабы – не мы?

Дело по насильственному удержанию человека обещает рассыпаться

Его герой – украинец Виталий Белоконов утверждает, что в наурзумском поселке Караменды сбежал от хозяина, на которого работал с 2005 года. Факт стал поводом для брифинга в полиции, на котором звучали слова «насильственное удержание», «незаконная эксплуатация». За последние два года это второй случай, получивший широкую огласку в нашей области. Громкое дело житикаринских «рабов» так и не закончилось обвинительным приговором, но все-таки дошло до суда. Украинская история, на наш взгляд, рассыпается уже сейчас.

Когда некуда больше идти

В 2005 году на благополучный исход дела для Агатаевых, обвиняемых в насильственном удержании у себя пятерых работников, юристы заключали пари еще до начала судебных разбирательств. Выиграли реалисты. Братья Агатаевы из затерянного в степи поселка Тасыбай, что в 100 км от Житикары и в 12 от российского Оренбурга, действительно, не получили даже штрафа. А бывшие «рабы», говорят, вновь трудятся на прежних хозяев. По крайней мере, в этом корреспондентов «НГ» уверяют соседи Агатаевых Рахимовы.

В этот понедельник мы побывали в Тасыбае. Шесть из семи его домов занимают члены большой семьи Агатаевых. В седьмом как раз живет Алик Рахимов, который тоже нанимает людей.

– В работе всякое бывает, – вспоминает он громкую историю. – Но собаками людей никто не травил. Все работники, как правило, одинокие, многие без жилья, никому не нужны. Да что говорить, если почти все они в конце концов к Агатаевым вернулись.

Сосед утверждает, что даже Андрей и Александр, дававшие в 2005 году показания против Агатаевых, сейчас снова работают на них. А еще двоих тружеников недавно родственники забрали. Не вернулся только один по кличке Кашпировский, который заварил всю эту кашу с оглаской.

Сам Рахимов вместе со своими работниками тюкует сено и продает в Житикаре. Нас пустили обозреть их быт, пообщаться. В небольшой комнате – 7 железных кроватей, телевизор. По словам мужиков, работа и заработок их устраивают. В наемниках тут и девушка. Салтанат убирает дом, готовит еду. Это она выступала свидетелем по делу Агатаевых и уверяла, что никакой колючей проволоки там близко не было.

– Нормальные они люди, – уверяет Салтанат. – Просто не очень общительные. Живут кланом. Вам лучше к ним не соваться, наверняка не примут.

Пока вы жертва

Кстати, выяснилось, что судьбу людей, пытавшихся сбросить цепи житикаринского «рабства», после шумного процесса никто не отслеживал.

– Два с половиной месяца они пробыли в Костанае, в центре адаптации, – рассказала координатор костанайского филиала Казахстанской медико-педагогической ассоциации Нина ШАБУРОВА. – Еще полмесяца, пока длился суд, в Житикаринском отделе соцзащиты. Наша обязанность – помочь людям, пока они имеют статус жертв. Когда они стали отказываться от первоначальных показаний, жертвами быть перестали. Наши функции закончились.

То есть то, что у вчерашних важных свидетелей не появилось ни денег, ни документов, ни места постоянной работы, ни жилья, больше никого не интересовало. По словам Шабуровой, оба факта, и прежний житикаринский, и новый, были выявлены в ходе проекта «Стоп, траффик», реализация которого длится уже два года.

– Декларация о правах человека и наше законодательство – две разные вещи, – говорит Шабурова. – В деле украинца вообще еще надо разобраться с ролью правоохранительных органов. Сам Белоконов, например, утверждает, что когда он скрывался в церкви «Благодать», местные наурзумские полицейские ломились туда и говорили ему: «Иди работать на Тоху!»

Пока это корреспонденту «НГ» подтвердил и сам 34-летний Виталий Белоконов, который сейчас находится в Костанае. Он из украинского Луганска, скитается с 1994 года, документы потерял. В Костанайскую область, по его словам, попал еще в 2000 году, обратился в горотдел, чтобы оформить документы. Утверждает, что месяц находился в «бичприемнике», откуда его потом выставили, так ничего и не оформив. Пришлось идти на пятачок Центрального рынка – неофициальную биржу труда, где, кстати, и по сей день собираются ищущие работу люди. Сначала попал в поселок, бывший совхоз «Авангард» того же Наурзумского района, где 5 лет бесплатно пас скот.

– Правда, хозяин мне сразу денег и не обещал, – уточняет Белоконов. – В 2005 году сбежал от него и попал в Караменды, к мужчине, которого знаю как Токтамыса. Он заставлял работать на сенокосе, грузить металлолом, дрова, уголь. Часто избивал до потери сознания. Жили мы в сторожке, на которую смотреть страшно. Несколько раз я пытался сбежать, меня возвращали, угрожали, что убьют. Наконец, удалось спастись в церкви.

Об украинце координатору проекта «Стоп, траффик» сообщил пастор евангельско-христианской церкви «Благодать» Фарид ГАЙНУТДИНОВ.

– Я лично туда выезжала, – рассказывает Шабурова. – Разговаривала с сожительницей Белоконова, Ольгой. Людей держали в постоянном страхе. Мужчина сбежал после сильнейшего избиения. Не знаю, чем все это завершится. Полиция всегда сетует на отсутствие доказательств. Но в том-то и проблема, что людей не держат в кандалах и не приковывают к стенам. Угрожают, обещают убить, если сбегут. Как тут не испугаться, если у тебя нет документов и ты чужой? Вот что мы понимаем под насильственным удержанием.

Другой подход

В этот же понедельник, 8 октября, в Караменды побывала старший инспектор ДВД Костанайской области Айгуль БАЛГАБАЕВА. У нее совершенно противоположная версия случившегося.

– Жильем, теплом и едой Белоконов был обеспечен, получал 3 000 тенге в месяц, – рассказывает Балгабаева. – Никто его насильно не удерживал. Просто, по словам сожительницы, заставляли много работать. Они не захотели работать и ушли в церковь. Это не рабство, есть такая категория людей, у которых низкий социальный статус, тем более они пили. В отношении хозяина проводятся проверки, собираются объяснения с людей, которые подтверждают, что Белоконов был жильем и работой обеспечен.

С самим хозяином Токтамысом майор Балгабаева не встречалась. Его фамилию полицейские держат в секрете, идет доследственная проверка.

– Кстати, по нашим данным, от этого Токтамыса раньше, чем Белоконов, сбежал еще один работник, – сообщила «НГ» Шабурова, – некий Никита Голубков, его до сих никто не может найти. Может, никто и не ищет. А вообще, еще несколько лет назад в Международной организации по миграции удивлялись, почему в Костанайской области подобные дела не имеют успешного исхода.

Полицейские постарались

В Актюбинске, например, они доходят до суда и завершаются обвинительными приговорами.

– В 2005 году в этом городе на строительстве банного комплекса насильно удерживали, избивали, заставляли работать 15 человек из Узбекистана, – приводит свежий пример координатор проекта по незаконной торговле людьми Международной организации по миграции Алия АЛИКОВА. – Потом оттуда сбежала девушка и обратилась с заявлением в Западный ДВД на транспорте. Правоохранительные органы очень хорошо тогда «раскачали» ситуацию. По делу проходило 5 обвиняемых. Все они получили срок по ст. 128 – за вербовку, а также транзит людей для эксплуатации. Конечно, я не могу давать оценку работе ваших правоохранительных органов, но обычно многое зависит от полицейских. Хотя жертвы тоже должны будировать ситуацию. К примеру, по узбекам процесс длился год, только потом они вернулись на родину.

Может, у нас ситуацию определяет то, что вообще грань между законным наемным трудом и рабством в реальной жизни очень тонка? Настолько, что в Костанайской области ее привыкли не замечать. Да, определения рабства нет в Уголовном кодексе, но эксплуатация человека там фигурирует. И примеры этого, наверное, в каждом втором поселке можно найти.

Да что говорить о глухомани типа Тасыбая, если в областном центре люди готовы работать за похлебку. Стоят на пятачке Центрального рынка, предлагают себя и уверяют при этом, что жизнью довольны. И верить им так удобно. Тот же Белоконов не скрывает, что закончил всего 6 классов, любит выпить, а то и уходит в загул на два-три дня. Зарабатывать 30 000 тенге в месяц для него – предел мечтаний. Это потолок притязаний. Какие пенсионные отчисления, какие договоры! Грех не использовать таких, на все готовых граждан. И не только крепкому крестьянину, держащему хутор, но и крутому фирмачу. Тем более что это «нанимателю» ничем не грозит.

Отправить сообщение

Заявка